Мнение

Почему в Латвии не будет газеты “Ковидная правда” на русском языке?

Молодец наш премьер Кариньш Кришьянис. Пора, говорит, нам уже задуматься о прекращении выплачивания пособий населению. Мужик сказал — мужик сделал. Сказал, и тут же задумался

При этом он стал перед дилеммой — прекращать пособия вдруг, внезапно, или постепенно – рубить хвост по кусочкам. Вспомнился бессмертный Сухов из “Белого солнца пустыни”.

– Желаешь, сразу умереть или помучиться?

– Мне бы помучиться.

Ну ладно, что мы все о меркантильном, когда на кону стоит такое…

Семь гирь на весах вечности

Как известно, Минздрав, чтобы добиться поголовного вакцинирования, задумал выпускать “ковид-газету”, да не простую, а о двух языках. Аргументы были какие — русские, особенно проживающие в восточных областях, где сильно российское телевидение (как умно сказали об этом на одном портале – “вынесение части жителей Латгале за скобки латвийского информационного пространства”), больше выкобениваются против уколов, думая, что им в организм подсадят какой-то чип. И потом, чисто психологически, люди поймут, что кто-то переводил весь этот бред специально для них, значит, о них помнят и их ценят – и прочтут газету, заглотят, так сказать, наживку. Ну и наконец, на издании русской газеты можно дополнительно освоить несколько десятков тысяч евро.

Это то, что на одной чаше весов здравого смысла, справедливости и истории. А на другой чаше тоже три гирьки. Гирищи! Даже пожалуй четыре. Первая — закон запрещает латышскому государству распространять информацию не негосударственном языке. Разве что только кто-то ее специально себе потребует (и только в виде исключения во время пандемий). А таких дураков, кто требует себе лишнего мусора в почтовый ящик, вроде бы нет. Нет дураков — нет проблемы. Газета на русском может, кстати, где-нибудь лежать, например под столом у семейного врача. Но сам он не имеет права ее предлагать русскоязычному пациенту, только если тот сам попросит. А то вдруг это законспирированный латыш? А тут — бац — тащи его к травмотологу с психоаналитиком.

Вторая — чисто инстинкт самосохранения для латышской нации. Ведь дело в том, что такая газета с русскими буквами может по ошибке попасть, а по закону подлости точно попадет к латышу, как только что было в кабинете у семейного врача. В Латвии нет регистра, из которого можно узнать, к кому из жителей можно обращаться на русском языке. Это может оставить психологическую травму и незаживающий рубец. Недавно одна латышская деятельница культуры достала из своего почтового ящика буклет с кириллицей (уж лучше гремучую змею), так после этого у нее неделю была сыпь на лице.

Третья гиря — высокая просветительская цель. Ведь если русскому латвийцу принести газету о ковиде на его языке, то он фиг когда выучит латышский — а зачем, когда у него есть газета на русском! Поэтому тут важно поступать мудро, но жестко, как с той бабушкой, которая, рассказывают, упала в траншею, не сумев прочитать на латышском табличку, “осторожно, бабушка, здесь идут строительные работы”. Сама виновата, дружно писали в комментариях настоящие патриоты, надо было вовремя учить латышский.

Наконец четвертая, самая увесистая гиря — а из принципа!

Почтальон не придет

Такой вот получился конфликт интересов. В результате та, вторая чаша перевесила. Полковнику никто не пишет. Почтальон не принесет газету на русском. Все латыши получат заветный укол и уедут путешествовать. И останемся в Латвии одни мы, русскоязычные. И это страшно.

Источник

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Back to top button
Close
Close